К Вашим услугам:





ОХОТНИЧЬИ СОБАКИ

Каждый охотник, если позволяют условия, стремится приобрести собаку. Выбор собаки – дело нелегкое. Беспородную собаку приобретать не следует. Вероятность того, что ее удастся натаскать для охоты, чрезвычайно мала. Опытный охотник покупает собаку с родословной, с полевыми и выставочными дипломами. Но он всегда отдает предпочтение щенку от породных, хорошо работающих производителей. Такого щенка можно воспитать так, как необходимо охотнику.

Современных охотничьих собак делят на группы: легавых, гончих, лаек, борзых и норных. Каждая порода оказывается наилучшей лишь в определенных условиях охоты и содержания.

Легавых собак различных пород используют для охоты на пернатую дичь. Основное назначение легавой розыск затаившейся в траве или кустах птицы, стойка, указывающая охотнику местонахождение дичи, и подъем ее на крыло под выстрел охотника.

После выстрела собака может быть использована для розыска и подачи птицы хозяину. Иногда легавую приучают отыскивать и выгонять (без стойки) уток из камышей; тогда подача подранков и битой птицы является обязательной. Охотятся с легавыми в августе-октябре, местами до ноября.

К группе легавых относится ирландский сеттер.

Ирландский сеттер (красный сеттер)


ирландский сеттер красный сеттер irish setter

До 1859, даже 1860 года в Великобритании признавалась, собственно говоря, только одна порода сеттеров со многими разновидностями, отличавшимися складом и мастью. Но между этими вариантами не было еще резких различий. Красно-пегих и даже красных сеттеров было много и в самой Англии, где никто не называл их ирландскими. Красная масть, однако, с давних времен предпочиталась другим ирландскими охотниками.
    Происхождение ирландских сеттеров покрыто мраком неизвестности. По мнению Веро Шо, всего вернее предположить, что они происходят от лежачей собаки, setting dog, печеночного цвета, упоминаемой Жервез Маркамом в его сочинении "Hunger's Prevention" (1655 год). Это весьма возможно, но печеночная, или кофейная, масть все-таки не красная и не рыжая, и последняя рубашка доказывает скрещивание старинного лежачего спаниеля с другой породой, которой бурый окрас не был свойствен. Мы знаем, что кофейная масть весьма характерна для длинношерстных испанских птичьих собак и ими была передана и гладкошерстным.
    Настоящие сеттера, т.е. рослые спаниели с крепкой лежачей стойкой, появились в Ирландии не более 150 лет назад. Знаменитый английский ветеринар Делабер Блэн, писавший в конце прошлого и в начале нынешнего столетия, говорит, что setting dog сохранил здесь название спаниеля до последнего столетия (т.е. до начала XIX) и в настоящее время и Ирландии его еще называют английским спаниелем; натуралист Гей (Gay) именует ползучим спаниелем. Но старинная английская лежачая собака теперь редка и заменена менее кроткими и послушными собаками, но более рослыми и быстрыми, чаще всего рыжего цвета и ирландского происхождения.
    В "Cynographia Britannica" Сиденгама Эдварса, вышедшей в начале этого столетия, средняя собака (рис. 43) изображена красною с белою проточиною на лбу, очень широкою и длинною и, очевидно, изображает этого самого ирландского сеттера. Такой же, по-видимому, сеттер изображается в книге Rottledge'a, откуда мы заимствуем рисунок (рис. 44). В "Sportsman's Cabinet" (1803) автор, современник Блэна, замечает, что ирландские спортсмены предпочитают сеттера пойнтеру на том основании, что каменистые поля Зеленого Острова требуют собак с более жесткими подошвами.



Сеттеры сороковых годов

Рис.44 Сеттеры сороковых годов. Спереди английский и русский сеттер, т.е. брусбарт
(из книги Rottledge"a)


Отсюда можно сделать то заключение, что сеттера в Ирландии всегда преобладали над пойнтерами и что в отношении поиска и стойки сеттера были усовершенствованы здесь ранее, чем в Англии. В последней, как нам известно, одно время, именно в начале текущего столетия, сеттера-спаниели не уважались по причине своего, сравнительно с пойнтером, медленного поиска и лежачей стойки, не удобной для охоты в высокой траве и в кустах.
    На рисунке Сиденгама Эдварса (рис. 43) красный сеттер изображен самым рослым, сильным и наименее псовистым, нисколько не похожим на спаниеля, притом беломордым и белогрудым. Лаверак упоминает, - как и всегда, без обозначения года, хотя приблизительно, что очень важно, - об ирландском сеттере генерала Уиндгама - красном с черным оттенком на концах волос, совершенно в своем вкусе; т.е. в типе лаверакы: "При очень длинной голове собака эта была особенно низка ростом, с весьма покатыми плечами и с значительным наклоном к спине; при очень глубокой и просторной груди она была замечательно широка позади плеч, очень коротка в спине и ногах, короче, чем когда бы то ни было мне приходилось это видеть у ирландца; на ней было большое обилие шерсти с черным оттенком на кончиках ушей..."



Сеттеры начала Х1Х столетия

Рис.43 Сеттеры начала Х1Х столетия (по Сиденгаму Эдвардсу)


То есть некоторые ирландские сеттера имели еще много общего со старинной лежачей собакой. Но из дальнейших слов Лаверака видно, что он сильно сомневался в чистокровности всех ирландцев, не исключая вышеописанного (суки?), так как "в пометах от него частенько прокидывались черные щенки". Очевидно, ирландские сеттера ранее других сделались объектом различных экспериментов ради получения собак, более соответствовавших изменившимся условиям охоты. Было бы очень наивно предполагать, что для этой цели пользовались какими-либо другими сеттерами. Современные ирландцы наименее псовистые и наиболее прямошерстные из всех сеттеров, а у старинных ирландцев шерсть, по-видимому, была еще короче и прямее. Это достаточно доказывает, что в образовании его участвовали гладкошерстные породы охотничьих собак.
    Если мы примем в соображение главные недостатки старинных ирландских сеттеров, о которых упоминают все авторы, начиная Лавераком и кончая Беллькруа, а именно короткую стойку и большую наклонность к гоньбе дичи, горячность, непослушание и упрямый характер, то придем к заключению, что ирландский сеттер произошел главным образом от скрещивания сеттера-спаниеля с фоксхоундом с позднейшим добавлением крови пойнтера и борзой. От них же ирландец получил свою характерную - красную и красно-пегую рубашку, сменившую прежнюю печеночного цвета. Фоксхоунд и пойнтер, несомненно, изменили форму его головы, уменьшив ширину черепа и утолстив морду.
    Чрезмерная страстность, непослушание и трудность дрессировки ирландского сеттера были причиною того, что в сороковых или пятидесятых годах начинается скрещивание его с черными и черными в подпалинах сеттерами, как более пригодными по масти и характеру, чем пегие английские сеттера с приземистыми лавераками включительно. Эта примесь повлияла на масть в том отношении, что в пометах часто стали появляться черные щенки; Лаверак говорит, что лучшие образцы ирландских сеттеров, которые он видел, имели черный оттенок на концах волос и были так же хороши в поле, если не лучше. Веро Шо ошибался, говоря об ухудшении ирландцев гордонами, и не понимал цели этого вынужденного скрещивания, полезного для обеих пород, особенно для гордонов. По его же словам, еще недавно некоторые писатели и заводчики считали черный оттенок кончиков волос спины и ушей не только желательным, но даже необходимым для многих кровей ирландского сеттера. Единственный недостаток, который часто передавался гордонам, - тяжелое и лопухообразное ухо.
    Но само собой разумеется, не все заводчики считали полезным такое скрещивание, и многие из них вели породу в чистоте. Идстон поэтому был прав, утверждая, что ирландские заводчики тщательно оберегали своих собак от всякой примеси посторонней крови. Мнительный Лаверак, однако, плохо верил в эту чистоту, так как в четыре свои поездки в Ирландию не мог найти кровных производителей для обновления своих вырождавшихся блю бельтонов. Вряд ли скрещивание красных сеттеров с черными производилось в начале этого столетия, как полагает Веро Шо, основываясь на том, что черные щенки прокидывались у собак с самой безукоризненной родословной. Во-первых, почти сто лет назад красные сеттера имели еще достаточно крови старинных спаниелей и не нуждались в таком скрещивании. Во-вторых, родословные сеттеров и пойнтеров весьма недавнего происхождения и редко имеют 50-летнюю давность; притом эти старинные генеалогии, как доказали многие факты, велись очень небрежно и не возбуждают большого доверия. С этим мнением согласен и Стонехендж, который говорит, что только фоксхоунды могут иметь верные родословные более чем за сто лет.
    Не подлежит никакому сомнению, что до начала выставок и полевых состязаний все сеттера ирландского происхождения отличались мощным сложением и большим ростом при некоторой борзоватости. Лаверак говорит, что старинные ирландцы имели легкую, даже чересчур легкую голову с недостаточно квадратной мордой, высоко посаженное ухо, часто на одном уровне с черепом, что придавало собаке насторожившийся вид. Но он неправильно приписывает им жидкую, сухощавую колодку и слишком длинные ноги. Эти недостатки явились позднее, уже в 70-х годах. Беллькруа в своем описании английских легавых говорит о красных и красно-пегих ирландцах старого типа, почему описания его совершенно не подходят к современным. Впрочем, Беллькруа имел в виду не настоящего красного сеттера, а помесь его с гордонами и, как всегда, не имел верного представления о породе, так как был совершенно не знаком с английскими источниками, в чем он откровенно сознается: "Я не читал Стонехенджа и каких-либо других авторов, писавших о собаках; я описываю только результаты моих личных наблюдений и исследований, ничего ни у кого не заимствуя..."
    В общем внешность старинных ирландцев была вполне удовлетворительна, но репутация их как полевых собак была довольно плоха по причине выше упомянутых недостатков. Веро Шо говорит, что "ирландские сеттера (старого типа) крепостью сложения превосходили даже лавераков, и хотя сам Лаверак не решался подмешивать их к своим собакам, но другие заводчики английских сеттеров прибегали неоднократно к этому скрещиванию, так как очевидные признаки ирландцев встречались во многих так называемых чистокровных лавераках. Такие собаки обыкновенно отличались сильным сложением, но вместе с тем всегда оказывались более упрямыми и более трудно обучаемыми, чем настоящие лавераки".
    Выставки и полевые испытания имели огромное влияние на изменение склада и характера ирландского сеттера. Как известно, до начала 60-х годов между породами сеттеров не существовало ни по статям, ни по масти таких резких отличий, как в настоящее время; как ирландцы, так и гордоны могли быть пегими, были и красно-пегие и красные английские сеттера; некоторые разновидности сеттеров, несомненно ирландского происхождения, были в типе лавераков, некоторые английские сеттера на границе с Шотландией имели большое сродство и сходство с гордонами. Существовали три главные, но не единственные разновидности сеттеров с многочисленными переходными формами. Но как только в виде уступки национальным самолюбиям на выставках были официально признаны три породы сеттеров английских, ирландских и шотландских (гордонов), - все старания заводчиков устремились к тому, чтобы как можно более обособить эти породы, сделать отличительные признаки их более наглядными. А так как масть в этом отношении для публики и профанов важнее ладов и установление однообразного окраса для каждой породы особенно поощрялось на выставках, то в скором времени настоящими ирландскими сеттерами начали признаваться независимо от сложения только красные, настоящими гордонами - черные в подпалинах, тоже без малейших белых отметин, и, наконец, чистокровными английскими только бельтоны.
    Хотя в настоящее время под названием ирландского сеттера подразумеваются исключительно сеттера синюшного красного или, точнее, красно-коричневого окраса, но почти несомненно, что первоначальная порода этих собак была красно-пегой масти и красные собаки без отметин позднейшего происхождения и явились вследствие настойчивого подбора одноцветных производителей. В книге Rawdon Lee (1893) мы находим весьма интересные подробности относительно этого предметы, собранные автором от ирландского охотника В. Беннета из Дублина, и свою очередь получившего их от очень старых спортсменов. Беннет пишет, что в средних и западных графствах, в Дублине и его окрестностях красные сеттера встречались прежде редко, а большая часть сеттеров были красно-пегие. Некто Mahon, старик более 80 лет, передавал ему, Беннету, что во времена его молодости красные сеттера, называвшиеся Ahascragh, были гораздо малочисленнее пегих и что хотя дрессировка их была затруднительнее, но, тем не менее, они очень ценились охотниками. Порода Ahascragh существовала в его семье во времена его молодости, но вследствие кровосмешения выродилась. Другой старожил говорит, что в 30-х годах красные сеттера были у капитана Vaughan'а, что у них были черные носы и хвосты они держали на поиске низко, но что лучшие в поле сеттера были красно-пегие и принадлежали О'Коннору и О'Кифу (Yelwerton O'Keffe). Третий также отдает первенство сеттерам О'Коннора и мисс Lidwell (а не Ledwich, как ошибочно она названа в книге Лаверака), у которой Лаверак тщетно пытался купить собак или повязать их со своими английскими сеттерами.
    Значительно позднее, именно еще на выставке 1863 года в Дублине, преобладали красно-пегие сеттера, и сплошь окрашенные до этого времени считались редкостью. Cecile Moore, выведший знаменитого Пальмерстона, свидетельствует, что красные сеттера были в моде и многочисленны в графстве Furone и что у Jason Hazzard'а и лорда Enniskillen с 1812 года велась порода красных без отметин. В брошюре, изданной доктором Jarvis'ом в 1879 году, говорится, что у лорда Enniskillen красные сеттера велись около 1796 года и что в 1814 году их повязали с собаками Jason Hazzard'а, не менее знаменитыми. Кровь этих сеттеров получили затем Роберт Эванс и капитан Макдональд, а от последних в 1846 году и Cecile Moore. Основываясь на всех этих показаниях, В. Беннет высказывает предположение, по одномастные сеттера встречались большей частью в северных графствах, а красно-пегие в средних и западных.



Красно-пегий ирландский сеттер старого типа

Рис.45 Красно-пегий ирландский сеттер старого типа (по Беллькруа)


Юатт в книге своей о собаках, вышедшей в 1845 году, говорит, что ирландские сеттера бывают ярко-красного цвета, красно-пегие или даже желтые. Ричардсон, писавший почти одновременно с Юаттом, утверждает, что ирландские сеттера должны быть желтовато-красноватого окраса. Во всяком случае, отличительным признаком старинного ирландского сеттера, какой бы масти он ни был, считалось тогда и очень долго спустя, по крайней мере до семидесятых годов, черный нос и черное небо, так что Беллькруа был прав, описывая ирландцев в книге своей, изданной в 1878 году. Достойно замечания также, что еще во времена Юатта и Ричардсона ирландские сеттера ценились дороже всех других и 50 гиней за пару собак были тогда обычною ценою, но иногда она доходила и до 200 гиней.
    Таким образом, с давних времен и Ирландии существовали две разновидности сеттеров - красные и красно-пегие. Последние были даже многочисленнее, так как мы видели выше, что собак без белых отметин на лбу, голове и ногах было очень мало; эти манишки, лысины и проточины никем порочными не считались. Очень многие ирландские охотники даже предпочитали пегих, так как они были красивее и, кроме того, имели более мягкий характер и легче натаскивались. Стонехендж замечает, что мнение о превосходстве чутья у красно-пегих ирландских сеттеров разделяется многим и авторитетными. Макдона писал Веро Шо, что лучшие экземпляры старинной породы имели зачастую белые отметины на голове, шее и ногах. Лаверак также говорил, что красно-пегие ирландцы одинаково чистокровны и что, по заверению некоторых, в действительности они даже более древнего происхождения и более чистой крови. Но они той же породы, добавляет он, так как в одном помете встречаются и красные, и красно-пегие щенки. Красно-пегая Стелла мисс Lidwell, ведшей породу около 50 лет, дала знаменитого красного Деша мистера Дайсера - отца Боба капитана Гутчинсона, от которого ведут родословную почти все современные ирландцы. Известный Даш доктора Stones, победитель первых выставок, имел белый ошейник, Дальзиель держится того же мнения относительно окраса, но считает красных более выносливыми: усталость и препятствия для них не существуют, но зато они имеют более упрямый, своевольный, непокорный и буйный характер. Лично он предпочитает красных, так как они типичнее.
   С английской и в особенности ирландской точки зрения это предпочтение одноцветной красной масти совершенно естественно, но с точки зрения континентального охотника красный лисий окрас, как и серый волчий, неудобен тем, что подвергает собак опасности быть застреленною каким-нибудь близоруким стрелком. Это неудобство весьма важно, и с ним необходимо считаться; если не слыхать о случаях убиения ирландцев, то это объясняется их редкостью; но что в лесу и в высокой траве их легко можно принять за лисицу - с этим согласится всякий. В Великобритании, где лиса оберегается как нечто священное для парфорсной охоты, красная рубашка, наоборот, застраховывает ирландского сеттера от всяких несчастных случайностей. Бывают, однако, и у нас случаи, когда красная масть собаки может принести пользу охотнику, именно когда требуется, чтобы сама дичь принимала красную собаку за лисицу, например утки и фазаны: первые охотнее подплывают к красным, рыжим и бурым собакам, вторые при виде таких собак обыкновенно садятся на дерево. Но эти преимущества, очевидно, выгодны только для промышленника.
   Кроме того, сплошной красный окрас неудобен, как уже говорилось, тем, что одноцветная собака при дальнем поиске в кустарнике скоро скрывается из глаз. R. Lee приводит по этому поводу курьезный случай с красным сеттером Гаукса (Hauwkes), который на одном из испытаний (в графстве Tyron) несколько лет назад потерялся и был найден через час с лишком на мертвой стойке. Впрочем, говорит в другом месте тот же Lee, никто не мешает близорукому охотнику надевать на шею своей красной собаки белый платок или ошейник. По Lee, весьма сомнительно, чтобы птица лучше выдерживала стойку одноцветной, чем пегой собаки, - мнение довольно распространенное между английскими охотниками.
    Требование однообразной масти все-таки не имеет очень важного значения, тем более что в последнее время оно не соблюдается с прежнею строгостью. Гораздо важнее изменение ладов ирландского сеттера и его характера. Последний не только улучшился, но даже совершенно изменился, - к сожалению, в ущерб ладам, крепости сложения и выносливости. Изменения эти были вызваны не выставками, а полевыми состязаниями, на которых ирландцы не имели сначала никаких шансов на победу.
    Кроме того, большое влияние на породу имели смуты в Ирландии около 1875 года, следствием которых было уничтожение многих заводов и усиленный вывоз собак в Англию и Америку, потому что в последней красные сеттера были в таком же почете, как лавераки, особенно у американцев ирландского происхождения. По - видимому, эти американские красные сеттера несравненно лучше современных европейских; по крайней мере, на выставках в Соединенных Штагах, по словам Дальзиеля, этот отдел сеттеров бывает многочисленнее и имеет более красивых представителей, чем на английских и ирландских выставках.
    Всем известно, что прежние ирландские сеттера отличались упрямством и непослушанием. В этом согласны все авторы, противоречащие один другому лишь относительно крепости стойки, Веро Шо говорит, что ирландец упрям и гораздо более горяч, чем другие собаки, и требует постоянной, усиленной работы; Лаверак, в свою очередь, указывает на его упрямый, страстный и пылкий нрав и замечает, что многих нельзя было вовсе выдрессировать. Макдона полагает, однако, что только нечистокровные ирландцы бывают своевольны, упрямы и требуют продолжительной дрессировки, нередко даже ее ежегодного повторения, но что очень кровные собаки нуждаются только в натаске. Здесь только Макдона, как заводчик, умышленно смешал кровных сеттеров с современными, действительно имеющими длинные родословные. Но, по мнению Дальзиеля, эти сертификаты и повели к вырождению породы. Слепая вера в родословные и выставки, справедливо замечает он, были причиною изнеженности ирландцев и потери ими того сурового и вида и той мощи, которые характеризовали породу.
    Действительно, между современными скромными и благонравными, быстро скачущими на поиске, жиденькими сеттерами, большей частью безукоризненной масти - цвета полированного красного дерева, и прежними могучими и неукротимыми ирландцами очень мало общего. Это измельчение породы и изменение ее склада нельзя даже объяснить одним вырождением, и надо полагать, что современные заводчики едва ли не с сначала открытия выставок или, по крайней мере, полевых испытаний умышленно выбирали производителей наиболее легкого и нежного сложения, имея в виду именно большую быстроту и лучший характер таких экземпляров. Стоит только взглянуть на портреты знаменитых чемпионов и увидеть поиск современного ирландского сеттера, чтобы признать в нем несомненную примесь борзой. Весь общий склад, начиная с узкой головы, длинные ноги, низко спущенные, но плоские ребра, подобранные пахи напоминают псового выборзка; скачут ирландцы махом борзой, выгибая спину, которая у них растянута; у них нет этого плавного, извивающегося компактного галопа, каким отличается, по справедливому замечанию Сержендсона, английский сеттер; это и не та мощная поскачка фоксхоунда, добавим мы, какая характеризует поиск пойнтера. Кроме того ирландец очень дурно держит голову на поиске - слишком низко и вытяну в шею, что много вредит ему на испытаниях.
    Из этого нисколько не следует заключать что английские, а отчасти ирландские заводчики красных сеттеров подмешивали тайком кровь борзой ради увеличения быстроты поиска. Эта примесь, несомненно, находилась в ирландских сеттерах довыставочного периода, новые же заводчики отвечая требованиям полевых состязаний и вообще спросу на быстрых собак, подбором производителей легкого борзоватого склада в целом ряде поколений упрочили эту борзоватость обеспечивающую успех на выставках и победу на испытаниях. Впрочем С.В. Пенский, не раз бывавший в Англии может быть вполне прав, говоря, что "несмотря на уверения Идстона и Дальзиеля, в нынешних ирландцах течет самая гомеопатическая доля крови сеттеров старинных ирландских кеннелей". То есть он смотрит на первых как на новую, вновь сфабрикованную породу*. Особенно измельчали и стали слабокостны ирландские суки, и замечательно, что наибольшею слабостью сложения, лещеватостью и растянутостью страдают ирландцы английских заводов, в особенности самые знаменитые собаки достопочтенного О'Келлагана, берущие большую часть призов на выставках.

* R.Lee говорит, что старинные ирландцы, кроме того, что имели репутацию трудно дрессировавшихся собак, нередко имели также нижнее чутье, которое многими приписывалось с лоудхоундом. Это скрещивание, однако, довольно сомнительно; по крайней мере, в современных ирландцах нельзя найти и признаков его, как у современных гордонов.

    Чрезмерное увлечение легким типом вызвало наконец реакцию. Несколько лет назад, еще ранее статей известных знатоков сеттеров Сержендсона и Сесиль Мура, осуждавших новый тип и требовавших возвращения к рослому, мощному и ширококостному старинному сеттеру, появились на выставках более тяжелые ирландцы - приземистые, широкогрудые и большеголовые. Этот тип, действительно более напоминавший прежний, по-видимому, был реставрирован не столько подбором, сколько новою подмесью гордонов, а также и лавераков. Скрещивания гордонов с ирландцами, главным образом с целью улучшения первых, делались с давних времен, причем, конечно, зачастую выкидывались красные щенки. Эти полукровные ирландцы, в свою очередь, вязались с кровными, и таким образом последние приобретали более сильное сложение. Новый, или возобновленный, тип, который ведется преимущественно в Ирландии, начинает быстро распространяться, имел успех на материке и, по-видимому, выказал себя с очень хорошей стороны и на полевых состязаниях. Ирландцы стали побеждать английских начиная с 1885 года, а из прежних выдавался, кажется, только Плункет Макдона. По-видимому, характер новейших тяжелых ирландцев не изменился к худшему, и они почти так же послушны, ласковы и понятливы, как легкие.
    Что касается полевых достоинств ирландцев, то в этом отношении они нисколько не уступают английским сеттерам и если редко брали призы на состязаниях, то главным образом по той причине, что имеют менее эффектный поиск и не такую красивую стойку, как пегие. Быстротою же они большей частью превосходят последних. Современные красные сеттера легкого и тяжелого склада уже не те неукротимые сорванцы, постоянно срывавшие со стойки, которые преобладали лет 25 - 30 назад.
    Особенно выдающееся чутье встречается у ирландцев довольно редко, реже, чем у пойнтеров, но чаще, чем у английских и черных с подпалинами сеттеров. Легкие ирландцы вообще имеют довольно непрочное чутье, так как сами очень нежны, хлипки и недолговечны (не всегда), но обыкновенно очень послушны и позывисты. Напротив, прежние красные сеттера отличались долголетием: знаменитый Пальмерстон издох в 1880 году, на 18-м году.
    Признаки породы наиболее подробно выработаны в 1886 году Клубом любителей ирландских сеттеров, основанными в Дублине годом ранее и много содействовавшим улучшению или, вернее, к легкому типу, мы и примем в основание, дополнив это описание замечаниями прежних авторов.
    Голова длинная и сухая; череп овальной формы и поместительный, с сильно обозначенным затылочным гребнем. Надбровные дуги приподняты и образуют резкий перелом. (Лаверак находит голову слишком легкою; действительно, как замечают Стонехендж и Веро Шо, череп у ирландцев уже, чем у английского сеттера, и длиннее, т.е. продолговатее; затылочный гребень явственнее, как у пойнтера. У тяжелого типа череп шире и площе и голова вообще приближается по форме к голове лаверака.)
    Морда умеренной толщины, довольно квадратная и красиво затупленная, длинная, с широкими ноздрями. Челюсти почти одинаковой длины, губы с малоразвитыми брылями. Нос темнокрасного или темно-орехового цвета, с широко раскрытыми ноздрями. (Лаверак считает морду ирландского сеттера недостаточно квадратною, т.е. что она заострена. Стонехендж замечает, что морда редко бывает вздернута, как у английского сеттера, и что цвет чутья соответствует окрасу, т.е. подходит к цвету красного дерева, но не черный и не розовый. Беллькруа, описывая ирландцев старого типа, притом с очевидною примесью гордона, дает им широкий лоб, черные губы, небо и нос. У новых ирландцев тяжелого склада морда имеет небольшую горбоносость, как у некоторых гордонов.)
    Глаза не очень большие, роскошного орехового или коричневого цвета, т. е. карие. (Стонехендж говорит, что выпуклый глаз не уважается ирландскими заводчиками и что глаза должны быть такого же цвета, как подпалины у гордона, - блестящие, полны жизни и ласковые. Беллькруа по указанной выше причине придает глазам ирландца черные веки.)
    Уши средней длины, тонкие, посажены низко и отставлены к затылку, висят легкою складкою, плотно прилегая к щекам. (Лаверак, вероятно имея в виду старинных ирландцев, говорит, что уши слишком высоко посажены, почти на одном уровне с черепом, что придает собаке насторожившийся вид. То же замечает и Беллькруа, только, по его словам, уши коротки и имеют темную каемку; однако изображенный им ирландец (рис. 75) с вздернутой мордой, имеет очень длинные уши. По Стонехенджу, ухо, низко и далеко назад посаженное, должно доставать кончика носа и имеет более заостренную форму, чем у лаверака, но тем не менее не клинообразно; он не допускал складок на ухе, как у гончей, и кожа уха должна быть тонкой и без морщин.)



Красный ирландский сеттер старого типа (по Белькруа)

Рис.75 Красный ирландский сеттер старого типа (по Белькруа)


    Шея умеренной длины, очень мускулистая, но не слишком толстая, слегка выгнутая сверху, без малейших признаков подгрудка.
    Грудь насколько возможно глубокая, но скорее узкая; ребра очень (?) выпуклые (бочковатые), дающие простор легким. (Стонехендж и Веро Шо говорили то же, но, кроме того, замечали, что задние ребра укорочены, что придает собакам борзоватый вид. По Беллькруа, ирландцы старого типа имеют широкую и глубокую грудь.)
    Плечи выпуклые и косые. (Все авторы согласны в том, что ирландский сеттер имеет очень правильные плечи и что они никогда не бывают так покаты, как у английского.)
    Колодка должна быть длинная. (Лаверак находил ее совершенно основательно для новых сеттеров жидкою и сухощавою. По Веро Шо, колодка имеет некоторую горбоватость в спине и наклонность к лещеватости.)
   Спина мускулистая, с верхом; зад широкий и мощный. (Стонехендж утверждал, что спина должна быть мускулистая, выгнутая, зад часто покат, на что в последнее время, т. е. в начале 80-х годов (?), на выставках были очень хорошие экземпляры с прямой спиной, без наклона).
    Передние ноги прямые и сильные, жилистые и достаточно костистые, со свободными локотками, тоже прямыми, а не вывернутыми внутрь или наружу. (Лаверак вообще считал ирландцев чрезмерно длинноногими. Стонехендж говорит, что пропорционально ирландцы высоки на ногах, но что это зависит (?) от длины предплечья и от того, что ноги очень прямы и имеют короткие пазанки. На самом деле ноги у большинства легких ирландцев действительно чрезмерно длинны и имеют тонкую кость.)
    Задние ноги. Бедра длинные и мускулистые; ляжки относительно короткие и сильные, с правильными, а не вывернутыми наружу или внутрь сочленениями. (Стонехендж говорит, что бедра не должны быть широки. Добавим, что пазанки сравнительно длиннее, чем у лавераков, и что вообще задние ноги никогда не бывают лучковаты, т. е. так согнуты, как у последних.)
    Хвост средней длины посажен скорее низко, чем высоко, у корня толстый и постепенно утончающийся. Собака должна держать его в виде сабли, на одной линии со спиной или немного ниже. (Стонехендж одобряет форму хвоста и говорит, что он очень элегантного вида костью, изгибом и подвесом. По Веро Шо, хвост посажен немного низко. Очень многие легкие сеттера держат хвост очень низко, как борзая или лаверак, что означает его слабость.)
    Лапы небольшие, очень плотные, с сильными, сжатыми сводообразно волосатыми пальцами, хорошо опушенными. (По Веро Шо и Стонехенджу, лапы очень сильные, обыкновенно русачьи, вообще длинные и не такие круглые, как у английского сеттера. Это требование, вероятно, обусловливается твердою каменистою почвою Ирландии, на которой широкая крупная лапа не имеет смысла.)
    Псовина на голове, передней стороне ног и на оконечности ушей довольно короткая и тонкая. На всех других частях тела она средней длины, прямая, сколько возможно, без завитков и волнистости. (Лаверак справедливо замечал, что шерсть у ирландского сеттера несколько жестка и не так блестяща и шелковиста, как у английского сеттера, а Веро Шо - что она не так густа и грубее. Беллькруа ошибался, приписывая ирландцам слегка волнистую псовину. Вообще псовина у ирландцев много короче, чем у других сеттеров, что доказывает примесь короткошерстных собак: летом ирландцы бывают почти совершенно раздеты*).

* Относительно псовины возимых к нам сеттеров К.В.Мошнин замечает, что она из поколения в поколение делается все длиннее и боле волнистою. Hесомненно, это объясняется влиянием климата и наших охот, частого намокания шерсти и малого за ней ухода. У полевых собак замечается значительное изменение шерсти даже с возрастом. Первые ввезенные к нам ирландцы - песковские - стали заметно псовистее и тем резко отличаются от вновь привезенных, так что длинная и довольно волнистая псовина обратилась у них в породный признак, что подтверждает и А.М.Песков.

    Уборная псовина на верхней части ушей длинна и шелковиста; на задней стороне ног она длинная и тонкая. Такая же псовина должна быть на животе в виде красивой бахромы, которая часто бывает на груди и на горле. Хвост с красивым подвесом, сходящим к концу на нет. Вся уборная псовина должна быть насколько возможно, пряма и гладка.
    Масть роскошного золотисто-каштанового (?) цвета, без малейших признаков черных волос. Белые отметины на груди, горле или пальцах, небольшая звездочка или даже узкая проточина или отметина на морде не признаются порочными*. (По Стонехенджу, масть ирландского сеттера великолепного кровяного цвета, без следа черного волоса или темного оттенка на ушах и спине. Веро Шо называет окрас ирландца темно-красным и добавляет, что на хвосте шерсть бывает светлее. Обыкновенно масть ирландского сеттера сравнивается с цветом полированного, т.е. более темного, красного дерева, и сравнение это довольно удачно, однако нельзя не заметить, что любители придают уже слишком много значения красивой рубашке; вероятно, по этой причине правила клуба требуют такого неопределенного окраса, как золотисто-каштановый, который во всяком случае имеет более светлый оттенок, чем красное дерево. Новейшие тяжелые ирландцы скорее могут быть названы яркорыжими, чем красными.)

* Без белой отметины на груди, общей у всех наших ирландцев, в Россию было привезено только два сеттера - Юнг-Россмор и Гленкар.


Чемпион Dick Swiweler

Рис.78 Чемпион Dick Swiweler


История современного ирландского сеттера начинается лет 30 назад, с первыми выставками, и может быть разделена на два периода: с 1859 года по 1882, времени основания Клуба ирландских сеттеров, и с 1882 года по настоящее время, когда тип красного сеттера вполне выработался и установился.
       В шестидесятых и даже семидесятых годах мы еще встречаемся на выставках с пегими или тяжелыми собаками. На выставке 1859 года большинство ирландских сеттеров были красно-пегие, и эта масть исчезла с выставок только лет через 15. Ирландцы получили отдельный класс, то есть были признаны за самостоятельную породу, после выделения гордонов в 1860 году, а первое время экспортировались с английскими. Как мало обращали на них внимания, видно из того, что на Бирмингамской выставке 1860 года было только 4, притом плохих, суки. В 1874 году, когда был опубликован Студбук Кеннель-клуба, ирландских сеттеров было записано еще очень немного, меньше, чем гордонов и английских.
    Как мало первые выставочные ирландцы походили на современных, видно из того, что на первых выставках получал призы Carlo, бледно-красно-бурая собака с черным оттенком на ушах и подвесе и с короткой вздернутой мордой. С 1863 года появляется знаменитый Боб майора Гутчинсона. родоначальник многих современных ирландцев, но он также был типичен, так как имел тяжелую голову и широкую спину. Боб особенно замечателен как едва ли не первый кровный ирландец; он сын красно-пегой Стелли мисс Lidwell (а не Ledwich), которая, как удостоверяет Лаверак и другие ее современники, вела породу (красно-пегих более 50 лет; с отцовской же стороны Боб происходит от знаменитых латушевских собак.
    Первые типичные ирландцы появляются в 1867 году, именно Shot и Grouse капитана Alaway (от собак Эванса?), из которых первый был настолько красив, что получил серебряный кубок лучшего сеттера выставки. Эти собаки одерживали верх до 1871 года, когда Cooper выставил своего Ranger'а, сына Боби и материнской стороны тоже латушевских кровей.
    Одновременно с тем красные сеттера начинают обращать на себя внимание всех английских спортсменов и на полевых состязаниях. Плункет свящ. Макдона с 1870 года является на состязаниях достойным соперником и победителем знаменитых английских сеттеров и пойнтеров своего времени. В этом году еще молодой собакой он взял на национальных испытаниях (всех возрастов и пород) 2-й приз. Плункет происходит от Бьютти, внучка гутчинсоновского Боба и Грауса (кровей Эванса?). Это был очень маленький кобель в сучьих ладах, похожий на знаменитую Коунтессу Левеллина, которую превосходил быстротою поиска и ходом. По Стонехенджу, Плункет был светловатого окраса, но правильного сложения, имел узкую грудь, узкую и сухую голову, глаза темно-орехового цвета и коричневый нос. Его дочь Music тоже отличалась на состязаниях, но вообще этот кобель был настолько свободен в движениях и так быстро галопировал, что навряд ли с ним могут сравниться в этом отношении современные фильд-триальсовые ирландцы. Брат Плункета Ровер, родившийся в 1868 году, наоборот, отличался на выставках, получил много призов и кубок, а на одной даже победил знаменитого Пальмерстона. Впоследствии Ровер был куплен в Германию принцем Сольмсом.
    В 1873 году на выставках особенно выдавался Даш доктора Stones, очень породистый и безукоризненно сложенный кобель, который был впоследствии побежден Пальмерстоном Хильярда. Пальмерстон, родоначальник большинства современных ирландцев, принадлежал сначала Сесиль Муру, который после нескольких проб, убедившись (?) в его непрочности для полевой работы и невыносливости, приказал его, уже взрослого, утопить. К счастью для охотников, Пальмерстон был спасен от позорной смерти Хильярдом, который, встретив злосчастного кобеля по дороге к сырой могиле, выпросил его у Мура. Это была необыкновенно сильно сложенная собака, огромного роста и 64 ф. весом, с длинной и узкой головой, с узкою проточиною на лбу, которая у многих его потомков достигала значительной ширины. Пальмерстон достиг глубокой старости и издох 18 пет, дав многочисленное потомство. Другая собака того же муровского завода, Олд-Кет, с 1878 по 1882 год также забрала на выставках много призов.
    Сын Пальмерстона непобедимый Гарриовен много превосходил своего отца и представляет собою совершенный тип ирландского сеттера, который принят современными заводчиками. С него, собственно, и начинается новейшая история этой породы и ее слава. С 1882 по 1885 год Гарриовеном было взято 16 призов чемпиона и много медалей, так что он изображается обыкновенно в ошейнике, увешанном ими. Считается по справедливости лучшим ирландским сеттером, хотя имел серповатый хвост и не особенно типичную голову, с небольшою звездочкой на лбу и узкой полоской на шее. По этой причине некоторые предпочитали Гарриовену брата его Коунта Сноу (см. далее). Коунт с 1881 по 1886 год тоже получил несколько чемпионатов, но, по мнению такого авторитетного судьи, как О'Келлаган, имел слишком прямые (т.е. малосогнутые) задние коленки, и голова у него была слишком плоска сверху, т. е. не имела надлежащей округленности - выпуклости.
    Начиная с восьмидесятых годов, красный ирландский сеттер входит и моду, распространяется в самой Англии, является спрос на него в Америке и на европейском материке, число заводов этой породы значительно увеличивается; на выставках, особенно ирландских, устраиваемых Клубом ирландского сеттера, основанного в 1882 году, появляется масса превосходных красных сеттеров однообразной масти и сложения. Благодаря стараниям и умелости некоторых ирландских, а в особенности английских заводчиков, не щадивших средств для вывода превосходных представителей этой породы и укрепления ее признаков, красный сеттер в настоящую минуту и ладами и полевыми качествами стоит выше английского сеттера, начинающего вырождаться и утрачивать свой прежний тип. Но едва ли не главною причиною улучшения и вообще прогрессирования расы надо считать то обстоятельство, что ирландский сеттер до сих пор остается полевой собакой, что охота с загонами в Ирландии еще сравнительно мало распространена; притом работа на полях и мурах Ирландии очень трудна и требует легкой и нестомчивой собаки. С этого же времени ничего не стало слышно о скрещивании красных сеттеров с другими породами, исчезают последние следы крови гордонов и красно-пегие собаки окончательно изгоняются с выставок, не имея никаких шансов на получение награды, так что встречаются сравнительно редко и только в качестве рабочих собак.
    Во главе современных ирландских заводчиков стоит Джильтрап (Giltraр) в Дублине, секретарь Клуба ирландского сеттера, со своим Гарриовеном, давшим множество первоклассных собак и считавшимся лучшим производителем. Еще большею известностью пользуются вышеупомянутые Хильярд, владелец Коунта и Пальмерстона, и старинный заводчик Сесиль Мур (Олд-Кет). Затем следует питомник капитана Милнера, давший таких превосходных собак, как Frisco, Airnie, Sрalрen и др. Frisco, недавно издохший (в 1892 году), первенствовал как на выставках, так и испытаниях. Airnie, небольшая сучка, была одною из лучших молодых собак на полевых испытаниях 1892 года и брала призы на фильд-триальсах Кеннель-клуба, национальных и ирландских, что нельзя приписать одному счастью. Хотя она имела весьма быстрый ход, тем не менее у не еще замечалось порывистости и огня, свойственных ее породе. Собаки Гаукса также не раз отличались как на выставках, так и состязаниях: его Blue-Rock получил 1-й приз в Бирмингеме в 1890 году, а Musskry, главный производитель питомника, как говорят, очень красив и обладает большою пылкостью и огромною энергиею. Perrin в Кингстоне обладает такими выдающимися из ряда собаками, как Hector, Kate и Wee-Kate. Мисс Bellew в Enniskerry имеет довольно большой и ценный питомник, и ее Susie, очень красивая сука, выиграла в 1890 году специальный приз для сук. Carrig Ranger мистера Daintree выиграл в Бирмингами приз лучшему сеттеру всех пород. Следует затем упомянуть о заводах Waterhouse'a в Киллинее (его Hector взял 1-й приз на апрельской выставке в Дублине 1892 года), Nattals'a, M'c-Hoff'a и др. Последний вывел (в 1884 году) замечательную суку Little-Nell, купленную английским заводчиком Эллисом. Эта маленькая красивая собачка весившая не боле 40 ф., отличалась удивительно быстрым поиском, имела великолепное чутье и моментально прихватывала дичь; она одержала более побед, чем какой-либо другой ирландский сеттер.
    Эллис и достопочтенный О'Келлаган, ирландец родом, владельцы лучших английских питомников красного сеттера; собаки их соперничают на выставках и состязаниях с переменным счастье, что неудивительно, так как имеют почти общее происхождение. Кроме названной Little-Nell, особенною известностью как фильд-триальсовые собаки пользовались Эллисова Drogheda и в особенности Dartrey, который еще в молодости отличался на испытания дерби Кеннель-клуба в Савернаке и только по несчастной случайности не взял приз. Он сделал на виду у всех превосходную стойку по молодой куропатке, бежавшей на голом месте; но егерь был очень далеко, не успел его окликнуть, и юнец не мог удержаться от искушения и сорвал со стойки. Эллисов же Smart получил 2-й приз на полевых испытаниях 1891 года, будучи побежден Aveline'ой Келлагана.
    Питомник Келлагана дал очень много первоклассных собак, и имя достопочтенного заводчика-священника известно как на европейском континенте, в том числе и русским охотникам, так и в Северной Америке. Известность Келлагана начинается с Ганимеда, родившегося в 1879 году от Пальмерстона и Quail, получившей в 1885 году звание чемпиона. После Гарриовена Ганнимед считается многими лучшим представителем породы. Его же знаменитая сука чемпион Beautiful Aveline, то есть прекрасная, отличалась на полевых испытаниях с 1885 года и много содействовала распространению славы ирландцев. 3атем наиболее выдаются: Kinsale, внук Пальмерстона, чемпион Фингал, замечательно сложенный, и брат его с более красивой головой, но более жидкий по складу Шандон II, как видно из портрета (рис. 79), очень похожий с виду на псового выборзка. Одною из лучших сук легкого келлагановского типа были Жеральдин II от Оссори и Жеральдин I, родившаяся в 1887 г., и сестра ее Авелина (рис. 82). Последняя вместе с Caleraine, проданной в Америку, произвела большую сенсацию на испытаниях Кеннель-клуба и национальных для молодых собак в 1891 году, показав отличные чутье и поиск. Надо полагать, что Caleraine побила бы милнеровских собак (Frisco).
    В последнее время, именно на испытаниях 1894 года, выдался Navau, показавший при дальнем поиске и отличном чутье очень большое послушание и получивший 3-й приз Дерби только вследствие неблагоприятных для себя условий. Следует заметить, что на парных испытаниях для всех сеттеров заводчики английских сеттеров весьма неприязненно относятся к ирландцам по той причине, что английские сеттера не обращают внимания на стойку своих красных собратов, и не только не останавливаются, но даже и не дают себе труда приблизиться к ним, чем дают много шансов сопернику. Такой случай был именно с Navau, когда он бежал с блю-бельтоном Левеллина.
    Собаки О'Келлагана вообще отличаются элегантностью и превосходным окрасом густого и вместе яркого оттенка.
    Купер (Cooper) в Ватборне (Дербишир) обладает едва ли не самым большим питомником ирландских сеттеров. Собаки его особенно отличаются на полевых испытаниях. Wrestler, Finnigan's Wake и др. долго оставят по себе память превосходных полевых собак. R. Lee говорит, что по энергии и пылкости с ирландцами вообще и куперовскими в особенности не может сравниться ни один современный английский сеттер. В пример выносливости Lee приводит названного Wresfler'а, который, несмотря на то, что во время ирландских полевых испытаний 1891 года, ежедневно пробегал до состязания впереди экипажа более 10 миль (17 верст), все-таки выказывал на испытании слишком много горячности. Sure Death был единственной собакой, когда-либо взявшей (в 1889 году) в молодом возрасте 1-й приз на испытании для всех возрастов и пород.
    Затем остается упомянуть о собаках майора Jameson'a в Ашборне, известного по чемпиону выставки Кеннель-клуба 1890 года Понто, и собаках Тейлора в Дорсете, бравших призы на выставках, но не появлявшихся на полевых испытаниях.
    Об ирландских сеттерах в России вот что писал известный знаток их и любитель К. В. Мошнин:
    "История ирландских сеттеров в России начинается, собственно говоря, с восьмидесятых годов. До этого времени у нас встречались красные сеттера совсем другого склада; из них одни были действительно ирландцами старого типа, другие же не принадлежали к какой-либо определенной породе, хотя и назывались иногда английскими, иногда ирландскими. Один из московских ветеранов-охотников, помнивший ирландцев (?), выписанных в сороковых годах, заявляет, что они "имели куполообразный череп, удлиненную прямоугольную морду, более тупую, чем у современных легких; плечи всегда в прочном сочленении (не косые), грудь глубже, кость сильнее, на ногах выше, особенно на переду, одеты были гуще, шерсть на спине была прямая, с пробором посредине, но спина не была так голошерстна, как у современных; окрас был ярче, и на спине он принимал темный оттенок".
    Но вообще до конца шестидесятых годов настоящих ирландцев было очень мало и их редко так называли, а встречались красные, вернее, красно-пегие сеттера, отличавшиеся большим ростом, могучим складом, неутомимостью и иногда замечательными полевыми качествами, в особенности же поиском. Из наиболее известных собак этого довыставочного периода можно указать на красных сеттеров Е.Е. Леве, Иозефи, Солтанова и Рошфора*, послуживших лишь к улучшению московских гордонов, с ними скрещиваемых, и на Крутона, приобретенного известным Юханцевым у какого-то иностранца за 700 р. за ту же сумму купленного последним на аукционе в 1878 (?) году.

* От рошфоровского Даша на IV очередной выставке был очень, недурной кобель Демон Карасева.

    Первым ирландцем нового, т.е. легкого, типа был в Петербурге Конн г. Гота, происходивший от премированных в Англии собак и получивший на выставке г. Паули в 1883 году золотую медаль. 3атем в Петербурге до последнего времени не было на выставках сколько-нибудь выдающихся красных сеттеров.
    В Москве новые ирландцы появились еще ранее, именно в 1881 году. На VIII очередной выставке (1882 год) были показаны кобели Иорк, Рю и сука Бесс. Все они были мелки, лещеваты и настолько уступали во всех отношениях прежним ирландским сеттерам, что не обратили на себя никакого внимания, не дав притом удовлетворительного потомства. Гораздо удачнее оказалась следующая выписка от Гаукса А.М. Песковым Фака и Уйды (впоследствии перешедшей к А.Ф. Федорову), произведшие на Х1 очередной выставке (1885 год) большую сенсацию. Эти главные родоначальники московских ирландцев заслуживают подробного описания. Вот что я писал о них в статье своей "Московские ирландцы"*.

* "Природа и охота", 1891 г., март.

    "Уйда и Фак были собаки в сущности однотипные, хотя головы их значительно различались. Уйда имела отличную голову с выпуклым лбом, довольно глубоким зарезом и отлично очерченной прямоугольной и довольно выдающейся мордой. Голова Фака была значительно менее красива, морда коротко вата и кругла, зарез очень мал, и голова имела треугольную форму".
    Часто говорят, что Фак и Уйда пополняли друг друга своими достоинствами и что их роскошное потомство объясняется тем, что недостатки одного исправлялись теми же достоинствами другого. Мне думается, что качество детей Фака и Уйды надо объяснять тем, что голова Фака была не в породе, а его индивидуальной особенностью, отчего он эту плохую, некрасивую голову и не передал в потомство. Впрочем, и бесследно она не прошла, и некоторые из его детей унаследовали от него его голову, в большем или меньшем приближении.
    Несколько подряд взятых пометов от Уйды и Фака составили по полю и по себе славу московских ирландцев и известны у нас под названием песковских. Песковские ирландцы обладают все сферическим черепом (выпуклым, если смотреть на собаку спереди), довольно удлиненной мордой, красиво очерченной, прямоугольной формы или немного кругловатой. Линия морды безупречно пряма, без всякого намека на горбоносость. У некоторых линия эта даже чуть-чуть подымается к чутью, не в такой безобразной мере, разумеется, но немного напоминая рисунок ирландца Беллькруа. Зарез морды тупым углом, но достаточно глубокий, чтобы выделить линию морды. Линия черепа, если смотреть в профиль, подымается полого и высоко от основания морды до верха лба и, образуя выпуклость, оканчивается прямой линией до затылка, почти параллельной линии морды. Ноги замечательно правильны и хороши. Между ними, кажется, ни одного нет с плохими ногами. Плечо не прямо и не косо, а то, что называется, в прочном сочленении. Пах короткий и довольно глубокий, но ребра у многих желательны больше. Присущий большинству недостаток есть бедность кости, что заметно почти у всех. Одеты со спины немножко голо, обыкновенно прямою, но иногда немного волнистою шерстью, что отчасти маскирует голошерстность спины. Хвост и гачи зато одеты иногда безобразно густо.
    Все песковские ирландцы - отличные полевые работники, кроме испорченных их хозяевами. Лучший из кобелей, несомненно, Макбет А. Ф. Федорова, превосходный по себе и первоклассный работник, а по уму таких собак еще и не рождалось. Но и между братьями его много и прекрасных по себе и превосходных работников. Лучшая сука, по-нашему, Дарки г. Гамсона и затем сестра ее Мисс Белль. Эта последняя все-таки поставлена должна быть на втором месте, несмотря на то что она росла и очень правильно сложена, за свою вялость и распущенность. Действительно же превосходная голова ее портится слишком низко посаженным ухом..."
    Дети Уйды и Факи, быстро распространившиеся в Москве и попавшие в руки лучших охотников, высоко ценились за превосходные полевые достоинства. Но дальнейшее ведение породы становилось крайне затруднительным, тем более что и в Англии в это время началась реставрация ирландских сеттеров. Так, известный заводчик О'Келлаган, составивший славу своему кеннелю на полевых испытаниях пометами от своей старой Гроус, из детей которой наибольшей известностью пользуются чемпионы Шендон II, Фингал, Авелина, Жеральдина, должен был для продолжения породы или вязать сестер с братьями, или доставать сторонних производителей, часто весьма неудачных (как, напр., сука Вентри, купленная на собачьем рынке и без всякой родословной). В Москве происходило то же самое. Третье поколение Уйды и Фака от сестер с братьями давало слабых, еще более безкостных собак с усиливающимися пороками породы, несомненно обещавшими в скором времени полное ее вырождение.
    Выписанный Р.И. Прове в самое нужно время от Келлагана кобель Керри (внук купленной им Вентри) от Шендона II и Ионы, с которым повязаны были в течение двух лет все московские красные суки, оказался совсем другим по качествам и очень плохим производителем: бесчутым, глупым и нервным, упорно передавшим эти свойства в породу (рис. 85). С уверенностью можно сказать, что порода ирландцев закончилась бы в это время, если бы вовремя не подоспели три новых кобеля, с которыми удалось повязать некоторых сук. Именно: Мисс Белль и Дарли, дочери Уйды и Фака, были повязаны с выписанным А.М. Песковым для г. Степанова от Гаукса кобелем Шотом, давшим от Дарки отличную полевую суку Липку Мошнина, от Белль Ника (большая серебр. медаль) г. Мюссара, попавшего в Петербург и известного как победитель на состязаниях в Петербурге, но, к сожалению, скоро сошедшего с поля за болезнью; а вслед за тем раньше полученный, но только на склоне лет попавший в Москву Конемар В.В. Геслина из питомника Джильтрана в Дублине от чемпиона Каунта, однопометника Гарриовена. Это был рослый и видный кобель, премированный на выставках в Англии, но получивший у нас (на X выст.) лишь малую сер. медаль за неправильные задние ноги. От Конемара в Москве остались из помета от Мисс Белль Дарки II г. Пегова и Юно г. Цыплакова превасходные, хотя и мелкие, суки, и от Альмы (дочери Уйды и Фака) - Киптэн г. Меча, рослый и хорошо сложенный кобель, но с грубой и довольно тяжелой головой.
    Единовременно с Керри (т.е. в 1889 году) были выписаны доктором П.М. Поповым сначала сука, оказавшаяся, впрочем, столь плохою, что была отправлена немедленно из Москвы, а затем кобель Юнг-Фриско, внук знаменитого Гарриовена, из питомника принца Сольмса, кобель старого типа, очень большого роста, мощного сложения, круторебрый, на крепких ногах и, как оказалось, с отличным чутьем, но грубый и упрямый по нраву. Юнг-Фриско, частью потому, что долго не показывался на выставках (в 1891г.), частью потому, что показался московским любителям, приглядевшимся к легким ирландцам, слишком тяжелым, долгое время не вязался с московскими суками и только пред тем, как попал, в 1892 году в Петербург, был повязан с детьми Уйды и Фака Уйдой 2-й Кемпе и Милунькой г. Вишневского, оставив в Москве хотя и менее изящных, но хороших полевых и рослых детей.
    Мало пользы принесла следующая выписка ирландцев Юнг-Россмори и Эйриш-Норы А. А. Катуара-де-Бионкур. Первый английского завода Эллиса, внук Гарриовена; вторая - завода Келлагана. Собаки эти сильно сложены, довольно однотипны и с первого взгляда кажутся принадлежащими к старинной породе, но при внимательном рассмотрении заключает в себе несомненную примесь крови лавераков. Череп этих собак (см. рис. 86) совершенно плоский (если смотреть спереди) и, не имея выпуклости, если смотреть в профиль, образует уступ с мордой. Морда довольно длинная, верхняя линия загибается книзу, т.е. образует горбоносость. При этом морда с подъездом, т.е. от шеи снизу к концу морды имеется скос, образующийся более крутым постановом нижней челюсти и короткостью губ. Глаза и выражение их другое. Плечо значительно косое, постанов задних ног иной, и ноги лучковаты, что все вместе образует так называемый кошачий склад, введенный у нас с появлением лавераков. Цвет шерсти значительно светлее наших ирландцев и другого оттенка.
    К сожалению, Юнг-Россмор оказался кастрированным, и сука не давала от него щенков; только и 1894 году получен помет от нее, 8-летней, и от еще более старого (10-летнего) Макбета.
    В 1891 году г. Пеговым был выписан кобель Гленкар. Происходит он от собак Гаукса, одного из лучших ирландских заводчиков, которые вообще относятся к ирландским сеттерам английских заводчиков Келлагана, Эллиса и др. с предубеждением и в настоящее время придерживаются более старинного типа. Гленкар, родившийся в 1886 году, получил на английских выставках два вторые приза и один третий. Череп у него (рис. 89) не очень плоский, а скорее куполообразный, морда сильно удлиненная и слегка горбоносая, с незначительным переломом; грудь, колодка и ноги безукоризненны, вообще собака богатырского сложения, с широкой костью, несколько низкая на ногах, что из всех выписанных до сего времени ирландцев составляет его исключительное и важное достоинство. Недостатки его несущественны: маловат глаз, веки немного подопрели, ухо посажено высоко, хвост держит выше, чем следует. Гленкар, надо полагать, значительно улучшит наших сильно выродившихся ирландцев, тем более что и волевые его достоинства, несмотря на дурной характер, неоспоримы. На Московских полевых испытаниях он имеет 2-й приз. Лучший помет до сего времени дала от него Юно Цыплакова, получившая на XX очередной выставке малую серебряную медаль.



Голова Гленкара г. Пегова
Рис.89 Голова Гленкара г. Пегова


Ирландские сеттера, выписанные в последнее время в Москву от Келлагана, являют полные признаки вырождения породы, что прямо следует из того, что все они рождены от сестер с братьями. К числу таких собак следует причислить суку, привезенную от него Р. И. Прове, взятую еще щенком; выписанную вслед за тем для г. Пегова суку Глендар (от чемпиона Фингала и чемпиона Авелины); значительно лучше ее Мовиль Р.И. Прове, изящная, но тонкокостная сука от того же чемп. Фингала и сестры его Кинвары, оставившая в Москве двух отличных щенков: Итлар Гуд-Шот и Итлар Граус Р.И. Прове от выписанного для г. Козлова Бентри 2-го от Келлагана, от Тирконель - не келлагановских собак, а также Эриф, сука г. Катуар довольно рослая, с красивой головой, но недостаточным ребром и слишком высокая на ногах. Лучшая из выписанных от Келлагана собак, несомненно, Рок г. Прове, однопометник его суки Мовиль, типичный и хорошо сложенный, но с сырой головой, превосходных полевых качеств, с громадным чутьем и страстным ходом, но болезненный и непрочный кабель, несомненно последний представитель кровных келлагановских сеттеров в России, давший уже прекрасных щенков от песковских сук (Липки Мошнина). Несравненно удачнее были выписки от Гаукса. Кроме помянутого раньше замечательного во многих отношениях Гленкара г. Пегова, им же в конце 1893 года была выписана сука Керри Кет от суки Гаукса Авоки и от чемпиона Шендона II Келлагана. Это очень сухая, мускулистая, правильно сложенная сука, с хорошей головой, очень типичная и притом достаточно широкая и сильная.
    В Петербург выписка ирландских сеттеров началась значительно позднее Москвы, и до 90-х годов был лишь один хороший представитель их - Ник г. Мюссара да купленный Н.А. Геном в Москве выписной Юнг-Фриско, не считая несколько попавших из Москвы щенков. Лишь в 1890 году были выписаны от О'Келлагана от его собак Кильф-Нора* г. Горностаевым да сука Каскад, выписанная г. Н.А. Геном из Франции (род. от Падди), довольно грубая и не особенно типичная, получившая в Москве лишь бронзовую медаль.

* Кильф-Нора получила на XII петерб. выставке только бронзовую медаль. - Л. С.

    Ничего особенного не представляет и выписанный г. Хреновым от Лустина из Англии кобель Ден-Сюливан, несомненно высоких полевых достоинств, хотя и неудачно выступавший два раза на петербургских состязаниях. Эсквайр Лустин - владелец имения, в котором помещается кеннель О'Келлагана, - имеет, в сущности, тех же келлагановских сеттеров, одних с ними кровей, того же легкого красивого типа, не раз побеждавших на английских полевых состязаниях и обладающих теми же недостатками склада, главным образом выражающимися в высоком постанове и бедности костей.
    Несомненно, лучшей петербургской выпиской является выписанный в 1892 году Калистратовым Дизард, от чемпиона Шендона II и Мирты О'Келлагана, вскоре перешедшей к графу Д.С. Шереметеву. Дизард награжден в Англии двумя первыми призами на выставках Кеннель-клуба и, хотя его в Петербурге признали лучшим сеттером, но недостаточно типичным для ирландца, за что наградили лишь большой серебряной медалью. Московские судьи не почли себя вправе ставить обязательным для представителей типа келлагановских сеттеров, признанным типичными всем светом, новых требований современного вкуса и, присудив Дизарду золотую медаль и Федоровский приз, признали его первым в России чемпионом. Дизард по внешности представляет действительно великолепного сеттера, крупного роста, богатырски просторно и крепко сложенного, видного и нарядного, с превосходной головой лучших келлагановских собак; без малейшего упрека в складе, он является точным портретом своего отца, знаменитого чемпиона Фингала. Голова его, довольно широкая черепом и с несколько закругленной мордой, как и у всех келлагановских собак, не обладает той сжатостью и удлиненностью и совершенно лишена той горбоносости, которая в последние годы стала некоторыми провозглашаться как требование нового современного типа ирландцев. Эта-то старого типа голова и послужила яблоком раздора между петербургскими и московскими судьями и дала первым повод признать Дизарда нетипичным ирландцем".
    К этому подробному описанию К.В. Мошнина остается только добавить, что на последних Московских выставках 1395 и 1896 годов (XXI и XXII очер.) особенно выдавался чемпион Денди-Гленкар Шевалдышева от упомянутого Гленкара и Дарки Пегова. В Петербурге за последние три года появилось много хороших ирландцев от Кильф-Норы, Юнг-Фриско и, в особенности, от замечательно ладного выписанного кобеля Дизарда (келлагановских собак), принадлежащего графу Д.С. Шереметеву и удостоенного (на XXII выставке) звания чемпиона. На XIII очередной выставке Общества и любителей породистых собак наибольшего внимания заслуживала замечательно красивая сука Джиоконда (рис. 87) графа И. И. Воронцова-Дашкова от Дизарда и Кильф-Норы, получившая золотую медаль, и Дин В. А. Саутама, сын того же Дизарда, но от другой суки и родившийся еще в Англии (рис. 88). Дин получил большую серебряную медаль. В настоящее время петербургские ирландцы в общем едва ли не превосходят московских.
    О полевых качествах ирландцев К.В. Мошнин говорит следующее: "Что касается применимости ирландских сеттеров для нашей охоты, то вряд ли в настоящее время существует друга английская порода, которая имела бы перед ними в этом отношении преимущество. Одаренные огромным запасом страсти, легким и широким ходом и первоклассным чутьем, красные сеттера с успехом соперничают с пойнтерами в чисто болотной и полевой охоте в открытых и просторных местах и в то же время являются одними из лучших работников по лесной дичи и в крепких местах. 3амечательный ум и интеллигентность этих собак дают им возможность необыкновенно легко осваиваться с самыми разнообразными условиями охоты и быстро к ним применяться. Побуждаемые не приказанием, а собственной сообразительностью, они сразу изменяют в лесу свой широкий страстный поиск на осторожный и более задержанный, быстро усваивают себе приемы и характер сторожкой и строгой лесной птицы и умно и ловко к ней применяются*. Мягкие по характеру, смышленые и покорные по природе, ирландские сеттера натаскиваются с необыкновенной быстротой и легкостью, чуть ли не с первого раза принимаясь за правильную и осмысленную работу, почти не требуя подготовительной дрессировки. Многие из них обладают природным анонсом, передаваемым из рода в род, - лучшее доказательство их ума и способностей. Несомненно, что великие дарования этой породы во многом объясняются тем обстоятельством, что красные сеттера с самого начала их появления в России находятся в руках полевых охотников и из поколения в поколение натаскиваются и практикуются в поле. В этом они много счастливее английских сеттеров, с момента своего появления в России чуть не поголовно сделавшихся достоянием наших питомников.

* Когда я собирался на Кавказ, меня предупреждали, что наши собаки не могут работать в такой непривычной для них обстановке. Действительно, колючие чащи терновника и держи-дерева составляют страшное для них препятствие. Но мой красный Боб работал по фазанам в колючках Кахетии так же тщательно, хотя и весь в крови, как в багульнике Тверской губ. - К.М.

    Красный сеттер, вполне свободно перенося холод и осеннюю непогоду, на летние месяцы совершенно теряет свою длинную шерсть и не труднее пойнтера переносит жару и зной, что также составляет его огромное преимущество в нашем переменчивом климате.
    Главный упрек, который делают современным ирландским сеттерам в полевой их работе, это их недостаточная прочность, как непосредственное следствие неправильного ведения породы в слишком близком родстве. Упрек, имеющий свое основание: одно внешнее сравнение легкого ирландца с богатырским складом лаверака невольно зарождает недоверие к прочной и долгой работе первого. Но сколько раз приходилось мне, выхаживая с зари до зари длинные июльские дни по целым неделям без передышек с небольшой и на взгляд жидкой, хотя и правильной и страшно сухой, ирландской сучкой, в упоении ненасытной охотничьей страсти доводить себя до полного истощения и, совершенно не замечая каких-либо признаков усталости в собаке, задаваться мыслью: верны ли все наши судейские выставочные заключения о выносливости и прочности собаки по ее внешнему осмотру и в толщине ли костей заключается та сила, которая дает ей возможность не замечать и не чувствовать усталости? И сколько толстокостых, широких и ребристых собак, которые и десятой доли не сделают того, что сделает эта легкая и почти высохшая сучка! Не тот же ли это самый священный огонь страсти, feu sacre, который и нас самих заставляет не чувствовать усталости, не спать, не есть и выхаживать сотни верст в душной атмосфере моховых болот и летнего солнца? Внешний осмотр животного не дает представления о содержимом этой внешней оболочки, а размер работы, который может быть доставлен животным, главным образом зависит от этого содержимого. Кому не известно, что у породистых животных сердце больше, артерии просторнее и нервная система развита совершеннее. Одно несомненно: эта усиленная трата жизненных сил влияет на быстрое сгорание организма; все ирландские сеттера и, прибавим, особенно выдающиеся работники - недолговечны.
    При усиленной трате жизненных сил во время работы ирландец не может обойтись без воды. Вода для него нужнее, чем для всякой другой собаки, не напрягающей до такой степени свой организм. Без нее он задохнулся бы от слишком сгустившейся крови. Часто во время летних засух, когда вода пересыхает даже в значительных вместилищах, в безбрежных высохших мхах, в самый пыл работы он вдруг оборвет свой поиск, бросив короткий выразительный взгляд на хозяина, и стрелой унесется в пространство: тонкое чутье донесло до него запах воды, часто на огромные расстояния, за версту и больше. Не торопите его, сядьте и терпеливо дождитесь его возвращения или подвигайтесь потихоньку по направлению, куда он скрылся; вы застанете его в каком-нибудь заглохшем прудке или непересыхающей яме. Досыта напившись в несколько приемов, накупавшись и полежав в живительной влаге, он отойдет, нервы поуспокоятся, сердце и мозг станут работать ровнее, и он с новою энергией и возродившимися силами примется за прерванную работу.
    В разгаре увлечения работой красные сеттера не чувствуют голода и забывают о пище. Дело охотника - поддерживать в это время их силы питательной и легковаримой пищей. Добыть хорошую пищу в деревне трудно, а потому галеты "Spratt's patent", запас которых можно иметь в отъезде и на охоте в деревне, у нас незаменимы.
    Вне работы и охоты ирландские сеттера отличаются своим спокойствием и даже индифферентностью ко всему окружающему. Как будто весь мир для них сводится к охоте. Поэтому в доме и комнатах это самые приятные и спокойные собаки. В течение долгой зимы они склонны к сильному ожирению. Поэтому переход от зимней лежки к кипучей их работе очень резок; ни одна подружейная собака не требует такой тщательной тренировки и подготовки к работе, как ирландский сеттер, а взятые прямо с лежки в работу, с заплывшими жиром внутренними органами, они не показывают своего чутья и иногда сразу разбиваются. Так обезножено и попорчено много красных сеттеров.
    В последние годы ирландские сеттера сильно перерабатываются в Англии. Эти улучшенные ирландцы, несомненно, превосходные обновители крови наших красных сеттеров, тем более что они обладают в избытке желательной прочностью и мощью склада, а некоторые, как исключение, обладают и приземистым постановом на ногах (Гленкар г. Пегова), что особенно ценно, т.к. главный недостаток наших ирландцев сводится именно к слишком высокому постанову и даже вздернутости.

Используемая литература: Л.П.Сабанеев,
«Собаки охотничьи, комнатные и сторожевые», 1896г.

* * * * *

Стандарт ирландского сеттера

Конституция крепкая - сухая. Собака выше среднего роста. Высота в холке: у кобелей-57-65 см, у сук - 54-62 см. Индекс растянутости 100-105.

Тип поведения уравновешенный-подвижный. Типичный аллюр на поиске - энергичный галоп. Стойка высокая, без припадания к земле.

Масть однотонная, темно-красно-рыжая. Допускаются украшающий волос более светлого тона, а также белые отметины на голове, горле, передней части груди и на лапах.

Шерсть средней длины, густая. Волос прямой, плотно прилегающий. На голове и передних сторонах ног волос короче, на туловище длиннее. На ушах, нижней части груди и задних сторонах конечностей, а также на нижней стороне хвоста волос длиннее, чем на туловище, и образует очесы и подвес. При уличном содержании собаки шерсть становится более грубой, появляется подшерсток.

Костяк крепкий, но не грубый. Мускулатура сухая, рельефная.

Голова длинная, сухая, неширокая между ушами. Затылочный бугор хорошо выражен. Переход от лба к морде плавный, малозаметный.

Морда длинная, сухая, параллельна черепной части головы или немного опущена. Губы плотно прилегающие, сухие. Обрез верхней губы закруглен. Мочка носа темно-коричневого цвета. Уши висячие, тонкие, мягкие, с закругленными концами.

Глаза овальной формы, темно-коричневые. Зубы белые, крепкие, прикус ножницеобразный.

Шея поставлена высоко, средней длины. Холка резко выступает над линией спины. Грудь глубокая, длинная, неширокая. Спина крепкая, прямая. Поясница короткая, мускулистая, слегка выпуклая. Круп широкий, слегка покатый. Живот умеренно подобран. Передние конечности прямые и параллельные.

Углы плече-лопаточных сочленений несколько больше 100°. Предплечья длинные. Пясти поставлены с небольшим наклоном. Задни е конечности мускулистые, с хорошо выраженными углами скакательных суставов. Плюсны поставлены почти отвесно.

Лапы овальной формы, сводистые, с плотно сомкнутыми пальцами.

Хвост прямой или саблевидный, немного не доходящий до скакательных суставов. В спокойном состоянии он держится опущенным вниз, в возбужденном - поднимается до уровня спины.






Ваша реклама:

Разместить


2013 © При использовании материалов сайта ссылка на www.setter.dn.ua обязательна! Яндекс.Метрика